12 вагонов сокровищ, подарки Наполеона и собственная валюта: какие тайны хранит имение Чапских

В этом году исполняется 155 лет со дня рождения выдающегося минского градоначальника Кароля Чапского. В канун юбилейных мероприятий мы (журналисты TUT.BY) побывали в родовом имении графа в Станьково и прошлись по легендарным местам. Из-за чего отец столичного градоначальника поругался с царем, завел на кухне медведей и уехал жить в Краков: об этом и многом другом читайте в материале.

«Остров радости» и новый хозяин усадьбы

Экскурсию по имению для нас провел главный архитектор Минской епархии Олег Маслиев, который работает над восстановлением местной Свято-Николаевской церкви, построенной в 1858 году отцом Кароля Чапского. Первым делом Олег показывает так называемый остров радости.

– Всего островов в усадьбе Чапских три, но «остров радости» особенный: здесь сохранилась беседка времен Эмерика Чапского. Во времена Чапских в центре беседки стоял столик, вокруг – скамейки. Тут любили отдыхать многочисленные гости. В беседке вешали шторы, был накрыт стол, играл оркестр, гости плавали по озеру на лодках в окружении лебедей.

К разговору присоединяется Андрей Шахрай, который взял усадьбу Станьково в аренду на 99 лет.

– Это родина моя. Я здесь родился, вырос, здесь дети мои живут. Душа болит за это место. Документы об аренде еще не подписаны, но я надеюсь, что это случится. Я хочу, чтобы Станьково стало местом паломничества туристов, ведь здесь есть на что посмотреть. Думаю, лет через десять Станьково будет таким же популярным, как Несвиж.

Собеседник рассказывает, что реставрация объекта обходится дорого, но платит за это не он. Все работы оплачивает «Оливария», ведь когда-то именно Чапский построил корпуса завода в Минске, где и сегодня варят пиво.

– На мостике и на причале 22 куба пиленого дуба. Только материал обошелся почти в 90 миллионов. Работа обошлась в 45 миллионов за мостик, 40 миллионов – за причал. Но сделано все на совесть, я рассчитываю, что мои правнуки будут ходить по этому мостику. Дуб вечный.

История усадьбы и сокровища Чапского

История имения Чапских в Станьково берет начало в 1772 году. До этого времени местечком владели Радзивиллы, а в 1772 году при первом разделе Речи ПосполитойМихаил Радзивилл (Рыбонька) заключил договор с немецко-польским графомФрантишком Станиславом Косткой фон Гуттен-Чапским, согласно которому последний брал в жены одну из пяти дочерей князя Михаила Радзивилла, отмечает Олег Маслиев.

– Так Чапский получил во владение имение Станьково, но жил с супругой в Несвиже. А вот их сын, женившись на Фабиане из рода Обуховичей, переехал в Станьково и занялся формированием дворцово-паркового ансамбля.

Но самые знаменитые представители рода Чапских в Беларуси – Эмерик Захарьяш Николай Северин фон Гуттен-Чапский и его старший сын – мэр Минска Кароль Ян фон Гуттен-Чапский.

– Эмерик Чапский занимал высокие посты в Российской империи, был вице-губернатором Новгорода, вице-губернатором Петербургской губернии, директором лесного департамента Министерства государственной собственности. Занимая эту высокую должность, многое сделал для развития лесного хозяйства. Он профессионально интересовался судьбой лесов и нередко вставал на их защиту, чем вызвал недовольство царских властей. В 1879 году из-за конфликта с Александром II по поводу вырубки лесов граф вышел в отставку и осел в Станьково.

Здесь он занимался научной деятельностью, коллекционированием и делами имения. Граф собрал свыше 30 тысяч коллекционных монет, а также 11 тысяч орденов и медалей. Была у него и большая коллекция мебели, посуды, оружия, рыцарских доспехов, предметов народного быта, шляхецкой и крестьянской одежды.

– У Чапского было 15 слуцких поясов и огромное количество картин: одного только императора Петра I около тысячи портретов. Хранилось 22 тысячи книг, как рукописных, так и первопечатных: Библия Франциска Скорины, Катехизис Петра Могилы, Библия Сымона Будного, большая коллекция переписки императорских особ со своими фаворитами, например, Екатерины II и графа Орлова. Чапский специально покупал письма у российской аристократии.

Всего было собрано 12 железнодорожных вагонов сокровищ, которые являлись настоящим музеем. Станьковская коллекция курсировала по всем знаменитым музеям Европы – Лондон, Лувр, Потсдам, Дрезден, Москва, Берлин, Краков. Часть из них сохранилась, но не в Беларуси.

Так произошло отчасти потому, что хозяин коллекции уехал жить за границу. У Чапских была такая семейная традиция: когда в роду женился старший сын, глава дома разделял имение между детьми и покидал его навсегда.

– Когда Кароль, будущий градоначальник Минска, женился на Марии Леонтине Франциске Пусловской, Эмерик выбрал новое место жительства – Краков, и на протяжении четырех лет в шести вагонах перевез часть коллекции туда. В польском городе он купил двухэтажный дворец, пристроил к нему двухэтажный павильон и продолжил заниматься коллекционированием.

Сегодня в этом здании находится филиал краковского Национального музея. Эмерик Чапский перевез в Польшу все то, что касалось европейской культуры. Что касалось славянской культуры, осталось в Станьково. Судьба этой части коллекции неизвестна.

Скарбница с подземными ходами Радзивиллов

В это время мы подъезжаем к Минской въездной браме в Станьково, от которой осталось не так много.

– Всего въездных брам в усадьбе было четыре. На одной из них был колокол, который звонил за 15 минут до выезда хозяина.

Тогда сбегались местные дети, и граф разбрасывал золотые и серебряные монеты. А своих детей он учил дарить игрушки крестьянским ребятам.

Из строений, которых касалась рука Чапских, в их имении остались в основном хозяйственные, не считая беседки на «острове радости» и библиотечного павильона, который называют скарбницей.

– Скарбница была построена на рубеже 17-18-го века, реконструирована в первой половине 19-го века. Здесь находилась часть библиотеки. Здание соединялось подземным коридором с дворцом. Не будем забывать, что до Чапских усадьба принадлежала Радзивиллам, а они были известные «кроты» – обожали подземные ходы. В Станьково их было несколько.

В 30-е годы здесь был пионерский лагерь, в 40-е – штаб немецкой дивизии, в 50-е тут сделали общественный туалет, в 60-е и 70-е проживали по очереди три семьи учителей, а в 1978 году скарбницу отдали под музей имени Марата Казея. Вся графская символика была убрана, своды разрушены, стены и своды обшили обычными ДСП.

– В 1994 году здание пострадало от вандализма и стало потихоньку разрушаться. А в 2005 году я разработал проект реставрации павильона. В 2008 году начали проводить реставрационные работы, восстановили свод, сделали перекрытия, но, к сожалению, денег не хватило, и здание стоит в законсервированном виде. Надеемся на богатого спонсора, сюда надо вложить 1,5 миллиона долларов, отмечает Олег Маслиев.

Дворец Чапских с подарками от Наполеона

Тем временем подходим к  современному дому из белого кирпича. Это детский приют, перед входом в который выложены плиткой контуры графского дворца.

Игорь говорит, что дворец Чапского в 1961 году при Хрущеве взорвали, хотя он мог быть жемчужиной в короне белорусской знати.

Есть предположение, что это было сделано с целью, чтобы сюда не ездили туристы: в Станьково стояла ракетная воинская часть, было нежелательно привлекать внимание. Но это моя версия. А дворец был шикарный. Некоторые салоны были оформлены ценными породами дерева, на полах – узорчатый паркет. На первом этаже дома был библиотечный салон в сто квадратных метров, мебельный зеленый салон, где две-три высоты были обтянуты зеленой тканью, одна треть расписана женой графа Эмерика Чапского Эльжбетой сценами из жизни предков.

Далее была спальня графини. В другую сторону шел белый, или фарфоровый салон, в нем выставлялась коллекция фарфора. Самым ценным экспонатом были 12 фарфоровых статуэток, подаренных Наполеоном Бонапартом отцу Эмерика, графу Каролю фон Гуттен-Чапскому, воевавшему на стороне Наполеона, за сохранение воинской казны 1812 года.

Парадный зал в честь воинской доблести был оформлен рыцарскими доспехами и полированным янтарем, за что местные жители называли его янтарной комнатой. Из янтаря было сделано обрамление окон, дверей, парапет на уровне метр двадцать, потолочные карнизы. Потолок и стены были расписаны собственноручно Эльжбетой Чапской.

В подвалах дворца были реставрационные мастерские. Подвалы сохранились, по ним мы восстанавливали контуры дворца, но они засыпаны. А вот графская кухня осталась стоять почти в том же виде, в котором ее в 1900 году построил Кароль Чапский. До недавних пор тут размещался медизолятор, но сейчас здание пустует, можно сказать, замерло в ожидании спонсора.

Собственная валюта усадьбы и работающие на кухне медведи

Отец Кароля, Эмерик Чапский, слыл хорошим хозяйственником. В Станьково его времен находилось несколько предприятий: крупнейший в губернии кирпичный завод, предприятие по переработке спирта, винокуренный завод, самый крупный в Северо-Западном крае Российской империи племенной завод – в нем содержалось свыше 30 тысяч голов крупного рогатого скота, 30 тысяч породистых свиней, жеребцы, овцы, собаки.

Один из крупнейших в Северо-Западном крае фруктовых питомников тоже был гордостью Чапского, и ежегодно он продавал 4 тысячи саженцев фруктовых деревьев. В имении были оранжереи по выращиванию ананасов, абрикосов, персиков, все шло на экспорт, а также поставлялось на императорский стол. Здесь же находился зверинец для разведения ценных пород животных.

Чапский одним из первых в Российской империи ввел вольную для крестьян – за десять лет до отмены крепостного права. Он построил сельские школы и гимназию, самые одаренные учащиеся гимназии за графский счет получали образование в лучших вузах Европы и потом возвращались в Станьково помогать хозяину вести дела.

А еще в Станьково с 1851 по 1917 год были собственные деньги – квиты, и в усадьбах графа Чапского ими можно было рассчитываться наравне с российским рублем.

Старожилы вспоминали, как прислуга Чапского обводила по всей усадьбе трех сторожевых медведей. А два медведя работали на кухне: им вешали коромысла и они ходили на озеро за водой, пока в усадьбе не построили водонапорную башню. Бабушки и дедушки местных жителей рассказывали, что медведи были приучены кормиться по колоколу: звенит колокол в зверинце, значит, будет кормежка. Но звери не особо разбирались, где прозвенел колокол – в церкви, в костеле, на парадной браме или в самом зверинце, бросали ведра и мчались галопом через весь парк.

Особой гордостью Чапских был парк, разбитый по английскому образцу. В нем было высажено свыше 500 видов деревьев: все 72 вида кленов, огромная коллекция дубов, ясеня, лиственницы, туи, кедров, вязов, берез. Несмотря на то что на сегодняшний день в парке осталось 67 видов деревьев, он все равно впечатляет.

Через дорогу от амбара когда-то стоял костел – усыпальница Чапских, где были захоронены самые знаменитые представители рода, умершие с 1836-го по 1916 год.

Местные старожилы до сих пор помнят рассказы своих бабушек-дедушек, которым похороны минского градоначальника Кароля Чапского запомнились стеклянным гробом и красными сапогами на Чапском.


Читать полностью: http://news.tut.by/society/448902.html

Добавить комментарий