НА МАЛОЙ РОДИНЕ ГЕРОЯ

Белорусская земля дала жизнь многим героям, чьими подвигами по праву может гордиться наш народ. Один из них — Герой Советского Союза Марат Казей, имя которого знали все пионеры огромной советской страны. В далеком 44-м году этот простой белорусский паренек, попав в засаду, отстреливался до последнего патрона, а потом гранатой взорвал себя и подступивших к нему врагов. Накануне очередной годовщины освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков наш корреспондент отправилась на малую родину Марата — в деревню Станьково Дзержинского района.

Под сенью графского парка

Памятник Марату Казею в СтаньковоИсторики утверждают, что деревне Станьково уже более тысячи лет. Во время раскопок здесь были найдены монеты, датируемые 930 годом, предметы быта тех времен и остатки воинских доспехов. Среди владельцев деревни значились такие известные исторические личности, как великий князь ВКЛ Витовт, представители княжеского рода Радзивиллов, графского рода Чапских. Последние покинули Станьково в 1920 году, оставив его жителям довольно приличное наследство. Нельзя сказать, что с вынужденными графскими дарами обращались особо бережно, но кое-что до наших дней все-таки сохранилось.
Моим экскурсоводом по дореволюционному прошлому деревни согласился стать научный руководитель дворцово-паркового ансамбля д.Станьково Олег Маслиев. Извилистые дорожки графского парка приводят нас к большой поляне, где когда-то возвышался дворец Чапских. Сейчас на этом месте «радуется жизни» зеленая травка и кое-где видны остатки фундамента. А когда-то имение считалось одним из центров культурной жизни края. Эмерик Чапский был страстным коллекционером, и первый этаж усадьбы больше напоминал музей. Гостить у графов любила не только местная знать, но и именитые гости из Польши, Германии, России — даже дочери императора Николая II приезжали!
После установления советской власти в графской усадьбе размещался детский дом, потом пансионат. В конце войны особняк подожгли партизаны, пытаясь «выкурить» разместившихся там немцев, а в послевоенные годы он был разрушен окончательно. Сейчас поговаривают о восстановлении усадьбы, но все планы упираются в финансовый вопрос.
Из сохранившихся графских построек больше всего впечатляет, конечно же, Скарбница. В этом изящном, похожем на маленький средневековый замок, здании когда-то хранилась часть богатейшей коллекции книг Эмерика Чапского, а в послевоенные годы размещался музей Великой Отечественной войны. В 1994 году в расположенной неподалеку школе-интернате был лагерь для трудных подростков, и эти «благодарные потомки» выбили в Скарбнице стекла, испортили часть экспонатов. После этого инцидента музей перенесли в здание школы, а опустевшая графская постройка начала ветшать и разрушаться.
К счастью, сейчас судьбой Скарбницы занялись вплотную. Полным ходом идет реставрация, по завершении которой в здании разместится филиал Дзержинского краеведческого музея. Ремонтируется графская беседка на Острове Любви, восстанавливается Свято-Николаевская церковь, построенная на средства Чапских. Началось благоустройство и самого графского парка, который долгие годы был в запустении. Это раскинувшееся на 15 гектаров чудо природы когда-то состояло из более 8 тысяч деревьев и кустарников пятиста видов. До наших дней «дожила» только восьмая часть былого великолепия, но парк все равно прекрасен, надо только привести его в порядок.
— Наконец-то мы поворачиваемся лицом к своей истории и перестаем делить ее страницы на «нужные» и «ненужные», — говорит после нашей экскурсии Олег Маслиев. — В конце концов, герои, подобные Марату Казею, не появляются из воздуха. И поэтому для нас очень важно знать свои истоки, изучать историю в комплексе. Именно на этой основе и воспитывается подлинный патриотизм.

Ему было всего четырнадцать

Если дореволюционная история Станьково теснейшим образом связана с Чапскими, то в его советской истории особое место принадлежит Марату Казею. Говорят, до распада Советского Союза здесь было настоящее паломничество пионеров со всех республик и дружественных нам стран. Сейчас, понятное дело, поток гостей поубавился. Но, судя по тому, что мы увидели в деревне, юного героя по-прежнему помнят и чтут.
В самом центре Станьково, в тенистом зеленом сквере, стоит памятник юному партизану. Станьковская средняя школа и сейчас носит имя Марата Казея, а в школьном музее ему посвящен отдельный стенд. К сожалению, экспонатов, связанных с жизнью юного героя, с годами становится все меньше. Одни пострадали во время вышеописанного погрома в Скарбнице, другие не выдержали испытания временем — к примеру, сапоги и шинель Марата просто-напросто истлели. Зато парта, за которой когда-то учился Марат в бывшем графском флигеле для прислуги, цела и невредима. А по школьным книжкам тех лет хоть сегодня отправляйся в мир знаний.
По словам заместителя директора школы по воспитательной работе Натальи Кривицкой, сюда и сейчас приезжает немало экскурсий. В Дзержинском районе разработали пять краеведческих маршрутов и Станьково включили в один из них — маршрут №1. Наибольший интерес к малой родине Марата Казея проявляют сегодня белорусские школьники.
— Скажите, а как реагируют современные дети на рассказ о Марате Казее? Меняется ли с годами отношение к его подвигу? — интересуюсь у Натальи Ивановны.
— Дети слушают очень внимательно, задают много вопросов. Марат погиб в 14 лет, то есть он был примерно в том же возрасте, что и приезжающие к нам школьники. Думаю, многие из них невольно проецируют ситуацию на себя, задумываются, а как бы они поступили на его месте. Так что подвиг Марата впечатляет сегодняшних детей не меньше, чем когда-то нас. А вот взрослые любят проверять «сказки», которые в последние годы насочиняли про Марата Казея, мол, и не было вовсе никакого подвига. Меня всегда это возмущает до глубины души. Марат совершил настоящий подвиг, что подтверждают многие очевидцы. Да сам факт, что ребенок воевал, отдал свою жизнь за Родину, уже достоин самого большого уважения!

«В нашем роду слабаков нет!»

На главной станьковской улице и сейчас стоит дом, где родился и вырос будущий герой. Правда, если бы не повествующая об этом табличка, прошел бы мимо и ни за что не догадался. Покрытый новым белым сайдингом, дом похож, скорее, на новую дачу зажиточного горожанина, чем на постройку дореволюционных лет. Что ж, жизнь не стоит на месте. Сейчас в этом доме живет двоюродный брат Марата Казея.
На стук в дверь долго никто не открывает. Разочарованно вздыхаю и собираюсь уйти, но щелкает ключ в замке и на пороге появляется хозяин дома. «Ноги больные, пока до двери дойду…» — поясняет он причину задержки. И приглашает зайти в дом.
— Когда погиб Марат, мне было пять лет, так что сам я его мало помню, — рассказывает Геннадий Константинович Казей. — Если что и знаю, то из рассказов моей матери. Она очень Марата любила. Помню, придет к нам из отряда, мама его накормит, спать на печи положит. Хотя за такие вещи немцы могли расстрелять всю семью. Очень жалела его, сиротку. Всех их жалела…
История семьи Казей действительно поражает своим трагизмом. Просто удивительно, как судьба бывает порой жестока по отношению к хорошим, достойным людям. Встреча родителей Марата Казея напоминала сюжет из шекспировской «Ромео и Джульетты». Семьи Анны Казей и Ивана Казей хоть и носили одинаковую фамилию, но долгие годы враждовали между собой. Но однажды шестнадцатилетняя красавица Аня пришла на танцы, проводившиеся в бывшем графском поместье, и вдруг увидела его. Иван был военным моряком, служил на линкоре «Парижская коммуна» в далеком Кронштадте, а домой приехал на побывку. Аня подошла к нему через весь зал и вручила букетик полевых цветов. Все ахнули…
Когда Иван Казей покинул свой линкор и вернулся жить в Станьково, они с Анной поженились. Родственники обоих были категорически против. В дом будущей жены Ивана не пустили, а подвенечное платье Анна сшила сама из суровой отбеленной ткани.
Один за одним в семье Казей появилось пятеро детей — два сына и три дочери. Семья жила небогато, но очень счастливо. К сожалению, счастье оказалось недолгим. В 1935 году Ивана обвинили во вредительстве и сослали на десять лет, не помогли даже революционные заслуги. Домой он так и не вернулся, умер в Амурлаге в 1942 году. К тому времени уже не было в живых и Анны: ее повесили на площади Свободы в Минске за участие в антифашистском подполье.
Осенью 42-го года Марат, а затем и его старшая сестра Ариадна примкнули к партизанскому отряду. Трагическая нить судьбы продолжала раскручиваться. Попав в фашистскую блокаду, Ариадна отморозила ноги, и ей ампутировали их прямо в лесу, на санях, ручной пилой-ножовкой и без наркоза. При первой же возможности девушку самолетом отправили лечиться на Большую землю. Предлагали лететь вместе с ней и Марату, но он наотрез отказался. Он хотел воевать. Сражаться. Мстить.
Партизаны говорили, что за каждую разведку, за каждый бой Марату следовало бы давать орден. В 13 лет он стал полноценным бойцом, отчаянным в своей храбрости и в то же время не по возрасту рассудительным. На поясе юный партизан всегда носил две гранаты: одну слева, другую справа. Ариадна как-то спросила его: «Почему бы тебе не носить их с одной стороны?». Он ответил, как бы шутя: «Чтобы не перепутать. Одну — немцам, другую — себе». Но взгляд был абсолютно серьезным…
11 мая 1944 года Марат Казей и командир разведки штаба бригады Ларин отправились на встречу со связным в деревню Хоромицкие. Внезапно туда нагрянули фашисты. Добежать до леса партизаны не смогли, пришлось принять за деревней неравный бой. Ларина убили, но Марата, по всей видимости, хотели взять живым. Укрывшись в кустарнике, он сколько мог отстреливался из автомата, потом бросил гранату, а затем крикнул, что сдается. Подпустив к себе нескольких немцев, заложил руки за голову и выдернул чеку гранаты…
— Для меня Марат всегда был героем. Очень жаль, что его жизнь оборвалась так рано. По всему было видно, что из парня выйдет толк — у него был характер, сила воли, чувство долга, — говорит Геннадий Константинович. — Сказать честно, у нас в роду никогда не было слабаков. Подвиг совершил и мой родной брат, которого тоже звали Марат Казей. В мае 1949 года в Станьково случился большой пожар, и он бросился спасать людей из горящего дома. Крыша обвалилась, и Марат погиб. Ему было тогда 17 лет…

Так было, так будет…

Вот такой оказалась малая родина маленького героя Марата Казея. Жизнь идет, и здесь остались считанные люди, лично знавшие юного героя. Но память о нем живет. И станьковские школьники точно знают, что патриотизм, любовь к Родине — не просто красивые слова. Это то, ради чего отдал жизнь такой же, как и они, простой станьковский паренек.
Сегодняшнее Станьково — это перспективная, развивающаяся деревня, где живет около 1800 человек. «У нас есть вся инфраструктура, необходимая для нормальной жизни: два детских сада, средняя школа, узел связи, торговый центр, несколько магазинов и многое другое. С трудоустройством проблем нет, работой люди обеспечены. Кроме того, начал активно развиваться экотуризм, возрождаются памятники архитектуры, — рассказывает председатель Станьковского сельсовета Людмила Шишко. — Но главное богатство Станьково — это люди. Так было, так есть, и так, я уверена, будет всегда…»

 

Оксана МЫТЬКО
Газета «7 Дней»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.