Статья А. Т. Федорука в книге «Садово-парковое искусство Белоруссии» 1989 г.

Станьково (д. Станьково, Дзержинский район). Парк заложен в 70-е годы XIX в. в имении графа Чапского. Формирование усадьбы длилось несколько десятилетий, до начала XX в. Несмотря на время создания, в композиции парка, а особенно в малых архитектурных формах, характере водной системы еще прослеживаются романтические мотивы. В основу организации пространства положен принцип перспектив, ориентированных в сторону ручья. Главной является южная от усадебного дома перспектива. Одноэтажное здание с двухъярусной башней было построено в 1880 г. в наиболее повышенной части усадьбы в романтическом стиле с использованием форм средневековой архитектуры. Второй ярус башни имел четыре балкона и обеспечивал видимость круговой парковой панорамы (Валаханович, Кулагин, 1986). Подземным переходом здание соединялось с небольшим флигелем (кухней). Парадный партер фиксировался группами хвойных экзотов. Восточную кулису составляла группа сосны веймутовой, западную — пихты сибирской. Симметрично фонтану росли два вяза голых с экзотической плакучей кроной. Одно сохранившееся дерево является лучшим экземпляром данного таксона в Белоруссии. Короткий колонновидный ствол растения увенчан плоской шапкой кроны с экзотически свисающими ветвями (рис. 132).

132 Вяз голый Кампердовна. Парк Станьково. Фото из книги Федорука Анатолия Тарасовича "Садово-парковое искусство Белоруссии". Минск, "Ураджай", 1989 г.
132 Вяз голый Кампердовна. Парк Станьково.

Второй план перспективы составляет слегка понижающийся к пойме ручья разнотравно-злаковый луг, занимающий пологий нивелированный склон террасы. В прошлом его покрывали сплошные заросли барвинка, образующие во время цветения красочный голубоватый фон. Луг с двух сторон окаймляется древесными массивами сложного состава (сосна обыкновенная и липа сердцевидная; лиственница и клен остролистный). Опушки украшались редкими экзотами. Сохранились старейшие, примерно вековые деревья конского каштана восьмитычинкового, туи западной, пихты сибирской. Цветовой эффект опушкам придавали единично разбросанные по периметру насаждений деревья клена остролистного Шведлера, живописно выделяющиеся оливково-красноватой листвой на общем фоне зелени и усиливающие художественное воздействие пейзажа. Большинство редких экзотов выпало, но в целом массивы хорошо сохранились, достигнув высокой декоративности: экзотичными стали кроны у сосен, лиственниц; причудливо изгибаются, касаясь земли, боковые ветви огромных лип; на высоту около 30 м поднялись остроконечные вершины пихт. Нельзя считать удачным современное оформление поляны молодыми линейными посадками липы и тополя китайского, упростившими край массивов и закрывающими вид на них.

133 Беседка-ротонда на острове. Статья А. Т. Федорука в книге "Садово-парковое искусство Белоруссии" 1989 г.
133 Беседка-ротонда на острове.

Следующий план перспективы составляют элементы водной системы, сформированной в пойме ручья, который в пониженной ее части образует большой водоем. Передний план системы представлен широкими каналами, огибающими два насыпных острова. В окружной канал впадает боковой периферийный, он прорыт вдоль парка и выполняет дренаж территории. Западный остров неправильной формы (60X100 м), размерами и конфигурацией отличается от традиционных, обычно небольших круглых островов. В самой высокой его части построена беседка в виде круглой ротонды с колоннадой из восьми ярко-белых колонн (рис. 133). Она окружена небольшими живописными древесными группами разного состава (дуб и береза; дуб; береза и ольха) и является очень выразительной малой архитектурной формой данной части парка. Второй остров меньше первого, более плоский, в его насаждениях преобладает ольха черная. В центре на высоком постаменте была скульптура. Водная система по-своему индивидуальна: одновременно и составная часть единой парковой композиции, и акцент дальних перспектив. С окружного водного прогулочного маршрута и с отдаленных видовых точек она в равной степени хорошо просматривается, привлекая внимание правильностью и четкостью архитектурных форм, простотой оформления. Архитектурные объекты на островах являлись не только элементами собственно парковых картин. Они привлекали внимание и с внешней стороны парка при движении в усадьбу из деревни. Окраина казалась своеобразной парковой картиной благодаря удачной выразительности акцентов.

Водная система уже частично восстановлена. В пойме ручья находится водоем, обрамленный камнем, вернувший парку прежнюю выразитель-
Аналогичный прием, но с использованием других средств (декоративных растений) применен в оформлении юго-восточной окраины парка. Прекрасную картину по опушке образуют экзотические деревья клена серебристого (диаметр ствола до 80 см), растущие в виде мощного куста, подбитого спиреей Бияра и рябинником рябинолистным. Мягкость опушке придают плотные, куполообразные вершины ивы ломкой шаровидной, слегка огибающие угол парка. Вертикаль композиции определяется мощными экземплярами ясеня, нижние ветви которых касаются ивовых макушек.
Дальним акцентом главной перс-
противоположном берегу ручья церковь (сохранились руины). Она была построена в 1858 г. на возвышении в русско-византийском стиле, несколько смещена с оси усадебного дома и вместе с большим искусственным водоемом создавала впечатление парковой картины.
Подобно другим поздним пейзажным паркам, в Станьково нет четкой композиционной оси, внутрипарковых аллей, определяющих основной путь движения. Здесь хорошо выражены подъездные аллеи, расположенные с разных сторон усадьбы, примерно на одной оси с дворцом. Около въездов они сливаются с боковыми аллеями. Вдоль парка проходит центральная кленовая аллея, являющаяся в прошлом частью Екатерининского тракта (теперь главная улица деревни). Перпендикулярно к ней идет северная аллея. Все вместе они определяют структуру и придают величие усадьбе. Основная парковая дорога соединяла въезды, фиксированные брамами. Частично сохранились сооружения восточного въезда, построенные в 1880—1890 гг. в виде трехпролетной стрельчатой аркады со зданием сторожки в стиле неоготики. По отношению к этой дороге были ориентированы сооружения северной части парка (флигеля, амбары, здание кухни. водонапорная башня и др.), а также поляны и древесные массивы.

134 Парковые группы в Станьково. Статья А. Т. Федорука в книге "Садово-парковое искусство Белоруссии" 1989 г.
134 Парковые группы в Станьково.

Разросшиеся деревья, а также новые посадки нарушили прежнюю композицию, почти закрыли поляны. Лучше прослеживается поляна против жилого флигеля (Е-образное в плане здание, построенное в конце XIX в. также в стиле неоготики), в оформлении которой ведущее место принадлежит дубу черешчатому. Западный край — центральный древесный массив парка. Он представлен разреженным спелым древостоем из местных видов (клен, липа, вяз, и экзотов (лиственница). Акцентами в насаждении являются единичные плотные группы и клумбы деревьев (рис. 134). Массив имеет качественный газон, а отсутствие кустарников обеспечивает хорошую просматриваемость.
В конце XIX — начале XX в. в насаждения парка было введено много экзотов. Здесь успешно выращивались редкие теплолюбивые виды — шелковица белая, каштан посевной, орех грецкий (Троська, 1926). Была собрана коллекция кленов. Станьковские клены остролистные — одни из самых высоких в Белоруссии (до 25 м).
Владелец парка граф Э. Гутен-Чапский с 1875 г. был директором Лесного департамента. Он интересовался судьбой русских лесов и нередко поднимался на их защиту, чем вызывал недовольство царских властей. В 1879 г., из-за назревающего конфликта с Александром II, граф вышел в отставку, вернулся в Станьково и полностью отдался работе по коллекционированию (Мальдзic, 1980).

135 Павильон «скарбчик». Статья А. Т. Федорука в книге "Садово-парковое искусство Белоруссии" 1989 г.
135 Павильон «скарбчик».

Для этих целей рядом с домом в 1880 г. строится специальный «скарбчик», связанный с домом подземным коридором-переходом в виде двухэтажного миниатюрного средневекового замка с четырьмя угловыми башнями. Каждая башня завершается башенкой, увенчанной шатровой головкой (рис. 135). Музейные коллекции «скарбчика» включали: нумизматические сборы, исторические рисунки, гравюры, древние иконы, картины и портреты, старое оружие, посуду, ткани, предметы декоративно-прикладного искусства, археологические и геологические редкости и пр. Имелась богатейшая, насчитывающая более 20 тыс. томов, библиотека, книги которой имели экслибрис рода Гутен-Чапских, и редкое собрание рукописей (Тычына, 1973; Мальдзiс, 1980). Многие коллекции были обработаны, систематизированы, изданы в виде книг или каталогов. В 1894 г. часть музея в шести вагонах вывозится в Краков и теперь представлена в отделе имени Э. Гутен-Чапского Национального музея Польши (Мальдзic, 1980).
Дом Чапских разрушен в годы Великой Отечественной войны. На его месте построена школа-интернат. Здание бывшего музея, а также ряд служебных и хозяйственных построек хорошо сохранились. Парк в Станьково занимает важное место в современной планировочной структуре села. Объявлен памятником природы и садово-паркового искусства, в формах которого, несмотря на время создания, проявилось подчеркнутое внимание к эпохе романтизма.

Источник: Федорук Анатолий Тарасович. «Садово-парковое искусство Белоруссии». Минск, «Ураджай», 1989 г.  на orda.of.by

2 thoughts on “Статья А. Т. Федорука в книге «Садово-парковое искусство Белоруссии» 1989 г.

  1. Подобные вязы, по-моему, возле резиденции Президента РБ в Минске есть. Два штуки… очень похожи

  2. Да, вязы очень похожи! Дерево «корнями вверх» было разновидностью вяза, возможно, на него были привиты еще ветки других деревьев…

Добавить комментарий