Традиции православного зодчества в архитектуре храма Святителя Николая в Станьково | Артём Кривицкий

православные традиции зодчестваНаучная работа ученика Станьковской школы, Артёма Кривицкого (2011 г.).  Обобщено много архитекторно-исторических фактов из истории Станьково в целом и о Святоникольском храме в частности.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования

В настоящий момент мы наблюдаем культурное и духовное обновление общества, в связи с чем существует реально возросшая потребность в объектах сакрального значения.

Появляется интерес к культурному наследию вообще и в Дзержинском районе в частности, осознается неповторимость образа деревни Станьково, огромную роль в формировании которого играет храмовое сооружение. Наряду с этим наблюдается недостаточная изученность своеобразия архитектурных традиций Православной  Церкви на территории Дзержинского района.

Начиная с середины 80-х годов XX столетия и по настоящее время, наблюдается бум восстановления истроительства православных храмов, который сопровождается возрастающим интересом к культовой архитектуре. Актуальность темы исследования обусловлена также и неослабевающим вниманием со стороны государства, области и региона к проблеме возрождения и глубокого изучения  нашего национального наследия. Восполнение этого информационного пробела позволяет в очередной раз пролить свет на многовековую взаимосвязь, тесное сотрудничество истории, религии и человека.Также данный выбор темы исследования обусловлен значимостью проблемы развития и воспитания исторической и духовной памяти белорусов.

Основным предметом работы являются архитектурные элементы церковного ансамбля храма Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в деревне Станьково Дзержинского района.В процессе работы я изучил ряд книг по искусству, живописи, архитектуре, философии, культурологии, религиоведению, истории искусства. Меня заинтересовали труды  А.Т. Федорука, Г. А.Лаврецкого,  А.Н. Кулагина, А.И.Валахановича,  Н.В.Будур, Н.А.Иониной. Основываясь на идеях выше указанных авторов, религиоведческую тему данной работы можно  рассматривать как один из направляющих векторов развития архитектурного православного искусства.

Таким образом, на основании приведенных выше результатов обзора научных работ, можно сделать вывод о том, что число источников, напрямую связанных с поиском ответа на наш вопрос,  в определенной степени ограничено.

Объект исследования – архитектурная и композиционная выразительность храма Святителя Чудотворца Николая в ансамбле с ограждением церковной территории, философское значение построения объёмно-пространственной композиции церковного ансамбля.

Предмет исследования – основные архитектурные элементы церковного ансамбля: крестообразная композиционная планировка храма; кубическое построение объёма, основанное на принципе «золотого сечения»; философия пирамиды в композиции ограды погоста и  храма.

Цель исследования–изучение архитектурных особенностей храма Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в деревне Станьково Дзержинского района и его элементов и определение или выявление уникальности объекта в сравнении с другими храмами Православной Церкви.

Реализация поставленной цели требует решения следующих задач:

1.Изучить особенности архитектуры православных храмов XIX века.

2.Рассмотреть архитектурные детали и элементы Свято- Николаевского

храма  в деревне Станьково.

3.Установить взаимосвязь между архитектурными элементами храмового зодчества  и  теологическими  символами и цветами.

4.Обобщить полученные результаты работы.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка  использованной литературы.

Теоретической основой данной работы послужили труды  таких авторов, как А.Т. Федорука, Г. А.Лаврецкого,  А.Н. Кулагин, А.И.Валахановича, Н.В.Будур, Н.А.Иониной  и других.

ГЛАВА 1

«НАЦИОНАЛЬНО- ПАТРИОТИЧЕСКИЙ» СТИЛЬ

ПРАВОСЛАВНОГО ЗОДЧЕСТВА ХІХВЕКА

1.1. Исторические условия зарождения русско- византийского стиля в архитектуре

Наши православные храмы – это и свидетели великой и трагической истории, и хранители памяти, и образцы архитектуры разных эпох, стилей, территорий. А белорусские города и сёла, по точному замечанию известного исследователя древней архитектуры Н.Н.Воронина, являются кладезем  золотых зёрен, сохранившим многие памятники, воспитывающим и оттачивающим наш художественный вкус, гордость нашего великого славянского  народа, свидетельство его могучего и неиссякаемого таланта и великой любви к родной земле.

И все эти стороны бытия наших храмов осенены одним – историей Православия, жизнью его духа, стоянием в веках нашей веры. Несомненно, с жизнью каждого православного храма связаны судьбы святых и святынь, героев, даже свои предания, мифы и легенды. И, если справедлива мысль о том, что архитектура есть окаменевшая музыка, то можно смело сказать, что православная архитектура – воплощённые в камень Красота и Дух Православия.

История православного зодчества  глубоко связана с каноническими  и догматическим учениями православия, несёт в себе философское значение не только в вероучении, но и в иконописи, скульптуре и архитектуре(приложение 1).

С Х века православное зодчество, привнесённое в Древнюю Русь греками, приобрело самостоятельное течение, развивалось, совершенствовалось, росло вместе с государственностью. Одни стили сменяли другие. Средневековые русско-византийские ориентиры в ХVII веке уступили место европейскому барокко, в конце XVIII века его сменил классицизм, а уже в первой половине ХІХ века назрела необходимость внесенияв архитектуру патриотических настроений, вызванных победой в войне 1812 года.

Практически всю вторую половину XIX века архитекторы размышляли над проблемой становления стиля в русской архитектуре. Наибольшее развитие и распространение в ту эпоху получил так называемый  псевдорусский стиль.

Говоря о псевдорусском стиле, необходимо уточнить, что он включал в себя несколько направлений, в том числе и русско-византийское, самым известным представителем и идеологом которого является Константин Андреевич  Тон (1794-1881гг.). Проекты этого архитектора характеризуются сочетанием деталей древнерусской архитектуры самых разных эпох с формами византийской архитектуры, рассматривавшейся как «праматерь» православного зодчества. Таким образом, через возрождение традиций византийского зодчества  на русской земле архитектор  выражал идею «Москва – третий Рим». Материализованным воплощением этой идеи можно считать Храм Христа Спасителя в Москве.

Распад классицизма обусловливался как ходом социально-экономического развития России – становлением капитализма, так и реакционной политикой самодержавия. В архитектурных кругах появилось сомнение в современности классицизма и соответствии его русским художественным традициям, обычаям и условиям жизни. Возникшее в это время идеологическое течение, так называемое славянофильство, объявившее Древнюю Русь истинной носительницей национальной самобытности и наследницей Византии, поддержало теорию «официальной народности» и насаждавшийся сверху, в противовес классицизму, русско-византийский стиль.

Зачатки этого направления в архитектуре появились еще в середине 1820-х годов в двух произведениях архитектора-классициста В. П. Стасова: в церкви Александра Невского в русской колонии в Потсдаме (близ Берлина) и в Десятинной церкви в Киеве.

Однако оба упомянутых произведения еще не были характерны ни для творчества В. П. Стасова, ни для всей русской архитектуры тех лет. Тем не менее, именно этими произведениями В. П. Стасов как бы предвосхитил русско-византийское направление архитектуры, получившее затем распространение в середине XIX века. Стасовские проекты, одобренные самим императором, оказали большое влияние на архитектора К. А. Тона, разработавшего в 1830-х годах серию проектов православных храмов в русско-византийском стиле. К. А. Тон в своих «Проектах церквей», изданных в 1838 году, и постройках, из которых самым значительным был храм Христа Спасителя в Москве (1837-1883 гг.), шел по пути, проложенному В. П. Стасовым. Создание храма-памятникаявилось завершением драматической и славной истории русского народа и его героических войск, спасших Родину от наполеоновского нашествия в 1812 году(приложение 2). Первоначально он  этот был заложен на Воробьевых (Ленинских) горах по проекту архитектора А. Л. Витберга (1787-1855 гг.), но достроен не был. Произведение  К. А. Тона, созданное близ Кремля на левом берегу Москвы-реки, служило средством прославления самодержавия и его незыблемости.

Сущность русско-византийского стиля заключалась в использовании архитектурных образов и форм средневекового культового русского зодчества в эклектическом сочетании их с элементами византийской архитектуры. Обычно это были крестообразные в плане церкви с большим центральным куполом на четырех внутренних опорах и колокольнями с малыми куполами на углах здания, закомарами над трехчастными фасадами, венцами кокошников. Этот прием позволял удовлетворять требованию Святейшего Синода об обязательности пятиглавия. Много заимствований происходит  из архитектурно-выразительного арсенала владимиро-суздальской  и раннемосковской  архитектурных школ, а также из элементов  формообразования и декора  средневековой византийской архитектуры.

К.А. Тон, обосновывая свои проекты, писал, что «стиль Византийский, сроднившийся с давних времен с элементами нашей народности, образовал церковную нашу архитектуру»[7,стр.33]. В 1841 году был принят закон, который указывал, что «могут с пользой принимаемы быть в соображении чертежи, составленные на построение православных церквей профессором Тоном».

В 1844 г. снова был издан альбом чертежей построенных К. А. Тоном церквей и храмов в русско-византийском стиле, рекомендованных в качестве образцовых для повсеместного использования и подражания. Все это не только узаконило стилистическую направленность церковной архитектуры, но пропагандировало и насаждало русско-византийский стиль как «национально-патриотический». Русско-византийский стиль особенно отчетливо воплотился в церковной архитектуре. В светском же зодчестве он проявился мало, хотя архитектор К. А. Тон и попытался его использовать в Большом Кремлевском дворце (1839- 1849 гг.). Он отличается очень высоким техническим уровнем строительства, а также качеством отделочных материалов и работ.

1.2. «Тоновская»  архитектурная школа в Беларуси

«Тоновская» школа в архитектуре церковного зодчества на территории Беларуси встречается редко, а авторская  работа великого зодчего есть только деревне Станьково Дзержинского района Минской области.

Весьма похожим храмовым сооружением по архитектурным элементам на станьковскийСвято-Николаевский храм является церковь, построенная в  1842 году в деревне Самотевичи Костюковичского района Могилёвской области. Каменный храм ретроспективно-русского  стиля, относящийся к типу крестово-купольных храмов, с кубоподобным объёмом, полукруглой абсидой и прямоугольным притвором, завершён живописным пятиглавием с луковицеобразными куполами. Фасады выделены ризалитами и угловыми пилонами, завершены триадами массивных кокошников с килями. Плоскости фасадов украшены высокими узкими арочными оконными проёмами, украшенными нарочито оформленными лиштвами, а цоколь раскрепован прямоугольными нишами и перевязан ребристым пояском. В интерьере храм имеет четыре могучих столба, поддерживающих подпружные арки и сводчатые перекрытия. Над главным входом размещены хоры.

Храм в Самотевичах не действует, находится в аварийном состоянии, научно-проектной документации на храм не имеется и определить авторство постройки сейчас весьма затруднительно, но по общему виду храм можно отнести если не к Тону, то к его ученикам (приложение 3).

 

ГЛАВА 2

ХРАМ СВЯТИТЕЛЯ  НИКОЛАЯ МИР ЛИКИЙСКИХ ЧУДОТВОРЦА В ДЕРЕВНЕ СТАНЬКОВО ДЗЕРЖИНСКОГО РАЙОНА

         2.1. Из истории  местечка Станьков

Несомненно, уникальным для Белой Руси по авторству является храм Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца(приложение 4) в небольшом поселении Станьково, находящийся недалеко от современного районного центра Дзержинска, бывшего Койданово. Уникальность данного храмового сооружения определяется не только изысканностью архитектурно-пространственной композиции патриотического  русско-византийского стиля, но в большей степени, доподлинно известным авторством – Константина Андреевича Тона (приложение 5), что в Беларуси более нигде не встречается. Интерес к данному объекту возрастает ещё  и из-за богатой, почти тысячелетней истории местечка и живописности окружающего ландшафта пейзажного дворцово-паркового ансамбля – резиденции древнейшего рыцарского графского рода фон Гуттен-Чапских(приложение6).

Прежде, чем приступить к анализу архитектурных и композиционных особенностей Свято-Николаевской церкви в Станьково, следует вкратце упомянуть историю местечка Станьков и историю возникновения в нём православного храма. Безусловно, что объект моего исследования не может быть выдернут из окружающей среды, так как и среда окружения объекта, и непосредственно сам объект формируют и взаимно дополняют друг друга, создавая неповторимость, живописность и уникальность края.

Местечко Станьково (ранее Станьков) известно с ХIV века. В истории местечка Станьково неоднократно упоминается православный храм. Визитная запись за 1714 год свидетельствует, что существовавшая в то время в Станьково православная каменная церковь была построена князем Радзивиллом задолго до введения унии. Впоследствии на ее месте был сооружен новый униатский деревянный храм в честь Петра и Павла, просуществовавший вплоть до 1852 года, когда на его месте по фундации графа Эмерика-Захария-Николая-Северина фон Гуттен-Чапского (1828 — 1896)(приложение 7) начато строительство нового православного каменного храма. Строительство храма было начато с Архипастырского благословения Высокопреосвященнейшего Михаила Архиепископа Минского и Бобруйского(приложение 8). Работы по возведению храма продолжались около 6 лет. На строительство церкви было израсходовано более 1 миллиона штук кирпича и около 10 000 рублей серебром. Кирпич для Станьковской церкви готовили на местном кирпичном заводе графа фон Гуттен-Чапского путем прессования  высококачественной красной глины. Сушку и формования кирпичей производили непосредственно около строящейся церкви.Строительство в Станькове нового каменного храма было обусловлено противодействием православной самодержавной России продвижению и распространению католицизма и униатства на западных рубежах Российской империи. Проект церкви был приобретен графом Эмериком фон Гуттен-Чапским в Санкт-Петербурге в 1851 году у знаменитого архитектора, академика К.А.Тона. За строительство этого храма Эмерику фон Гуттен-Чапскому императором Александром II была объявлена «…Высочайшая Благодарность…», что способствовало в дальнейшем росту карьеры молодого графа.

28 (15) августа 1858 года в день празднования Успения Пресвятой Богородицы владыкой Михаилом был торжественно освящен новопостроенный храм в честь Святителя Николая Чудотворца Мир Ликийских. Графом Эмериком фон Гуттен-Чапским пожертвовано 31,5 десятин земли, расположенных на трех участках около храма.

Более 60 лет при Станьковской Свято-Николаевской церкви действовало благочиние. Первым известным благочинным при Станьковском храме был протоиерей Николай Трусковский, будущий архимандрит, историк, краевед, писатель, создатель трудов по истории православных храмов. В 1883 — 1919 годах возглавлял Станьковскийблагочинный  округ протоиерей Феодор Чернявский – духовник, отец новопрославленной в наше время святой блаженной Валентины Минской(приложения 9,10).

В состав Станьковского прихода входили селения: Станьково, Кукшевичи, Коски, Кули, Заболотье, Шатилы, Петковичи, Лаптевичи (с 1960 года Васильково), Магалевщина, Гринковщина, Багрицовщина, Ляховичи, Каменка, Зосино, Мигдаловичи, Сломище, Красное, Скворцы, Добринево, Чечино, Павлово, Гороховище и другие (приложение 11).

При церкви существовало церковно-приходское попечительство и три штатные народные училища: в Станьково, Кукшевичах и Добринево.

Станьковская Свято-Николаевская церковь является не только великолепным образцом православного зодчества «тоновской» эпохи, но и гармонично вписалась в романтичный и живописный дворцово-парковый ансамбль родовой резиденции графов фон Гуттен-Чапских. Грациозно возвышаясь над берегом обширного водоема, Свято-Николаевский храм подчеркнуто акцентировал на себя все перспективные и панорамные точки ансамбля и являлся его главной архитектурной доминантой.

В 1936 году Свято-Николаевская церковь была закрыта. Весной 1961 года на реке Рапуса прорвало прогнившую деревянную запруду. Было затоплено колхозное поле и соседняя деревня Каменка. Военнослужащие из гарнизонов, расположенных в Станьково, бульдозерами снесли дворец, две брамы усадьбы, часовню и кирпичную стену, ограждавшую парк (приложение 12).Кирпичами разрушенных строений была завалена прорвавшаяся плотина. После этого было принято решение разрушить храм. Разрушив и изуродовав святыню, про храм вскоре забыли (приложение 13).

    В 1997 году в Станьково был организован православный приход в честь Святителя Николая. С 1998 года начаты работы по возрождению храма. В 2000 году были проведены обмерные работы. В 2006 году после канонизации святой блаженной Валентины Минской было получено Архипасторское благословение Высокопреосвященнейшего Филарета, Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси на восстановление Свято-Николаевского храма(приложение 14).

16 октября 2007 года в торжественной обстановке после молебна в южную стену молельного зала храма был заложен первый кирпич, символизирующийсобой начало возрождения святыни (приложение 15). 19 июля 2008 года при большом скоплении народа в восстанавливаемом храме Святителя Николая Чудотворца прошла торжественная Божественная литургия с колокольным звоном, первая за 72 года (приложение 16).

29 декабря 2010 года в торжественной обстановке при большом стечении верующих состоялось торжественное воздвижение венчающего накупольного креста, воссозданного по архивным материалам (приложение 17).

2.2 Особенности архитектуры Свято – Николаевского  храма

Обращая внимание на архитектурный облик Свято-Николаевского храмапрежде всего следует учитывать эпоху и время постройки здания. Середина ХIХ века, расцвет «тоновского» стиля, глубоко патриотические чувства в сфере искусства и, в особенности, в архитектуре, влияние эклектики- всё это, безусловно, отложило отпечаток на храме.

Тем не менее, в Никольской церкви полностью сохранены канонические и семантические образы архитектурных элементов, которые в полной мере выражают глубокую философскую традицию православного зодчества. Это такие архитектурные элементы, как кокошники, символизирующие византийские закомары, аркатурные пояски с висячими гирьками, взятые из архитектурных романских элементов,  византийских строений, в том числе и с древних первых базилик, и членение фасадов на три части, характерное для всех православных храмов средневековья, и затейливо оформленные оконные лиштвы с килями, выполненные в традициях русской архитектуры и архитектуры ранней готики (приложение 18).

Однако, композиционное построение облика храма базируется  на основе стиля эпохи классицизма. Фасады имеют ярко выраженное построение по принципу «золотого сечения». Сечение их на три части рустованными лопатками с подчёркнутыми базами, расставленными по классической схеме интерколумния(расстояние между колонами), очень напоминает классические портики, завершённые архитравом с фризом, антаблементом и карнизом под классическим двухскатным фронтоном (приложение 19). Это соединение двух разных стилей архитектуры- отличительная особенность «тоновской» эпохи русского православного зодчества ХІХ века. Удивительный синтез совершенно разных эпох и культур, который удалось создать К.А.Тону, как нельзя лучше выражает дух русского православия, дух патриотизма – строгость, парадность выразительность.

2.3 Планировочная структура  Станьковского храмового комплекса

В основе планировочной структуры Свято- Никольского храма заложена традиционная каноническая основа построения древних византийских крестово-купольных храмов. Основной молельный зал представляет собой куб с подрезанными в плане углами, перекрытый системой сводов и подпружных арок, опирающихся на четыре могучих столба. Столбы имеют не только конструктивное значение, но и философский смысл, в православных храмах они символизируют четырёх евангелистов: Марка, Матфея, Иоанна и Луку. Скошенные углы основного внутреннего объёма церкви являются весьма характерной чертой множества храмов XVIII – XIX веков(приложение 20).

Желание разнообразить архитектурную выразительность церковных строений и придать объёму церковных зданий неповторимые выразительные черты толкала зодчих на поиск новых архитектурных решений, не противоречащим православным канонам. Однако в Свято- Николаевском храме данные скосы имеют не только декоративное значение, но и важное для любого храма – акустическое значение. Данные скосы имеют большие полукруглые ниши — эдикулы, направленные на угол столбов. Звуковая волна, попадающая в эдикулы, усиливается, рассекается об углу столбов и равномерно распространяется по всему залу церкви. Кроме того, ниши- эдикулы(приложение 21)  добавляют полезную площадь полу, что увеличивает вместимость храма. Такое акустическое решение наиболее часто встречается в церковных строениях середины ХІХ века.

С восточной стороны к сооружению традиционно примыкает полукруглая апсидабез выделенныхпостафориев (маленькие полукруглые апсиды), перекрытая конховым сводом(приложение22). В храмах Х – ХІ веков апсиды были одинарными полукруглыми, в ХІІ веке появляются боковые постафории, в которых в малых церквах располагались ризница и паномарка, а в больших соборных храмах дополнительные алтари. В первой половине ХІХвеке наблюдается возврат к одноапсидным храмам с полукруглыми, гранёными или прямоугольными апсидами (храм Покрова Пресвятой Богородицы 1851 года в г. Дзержинске и Рождества Пресвятой Богородицы 1863 года в д. Прилуки Минского района, храм Петра и Павла в д. Озеро Узденского района)(приложение 23).

С западной стороны примыкает нартексная группа помещений, которая  образует половину центрального объёма и состоит из квадратного в плане притвора под сомкнуто-крестовым сводом(приложение24). Это прямоуголная иконная лавка, перекрытая цилиндрическим сводом с двумя распалубками, и лестничная клетка, размерами с иконную лавку, ведущая на хоры, звонницу и келью, расположенные на втором ярусе западной части храма (приложение 25). Встроенные  в основной объём здания церкви звонницы– отличительная особенность храмостроения первой половины ХІХ века и, в частности,весьма распространённая Константином Тоном (Свято-Рождества-Богородицкая церковь в г.п. Новоельня, Дятловского района, Гродненской области)(приложение 26).

Таким образом, основной объём храма вписывается в параллелепипед с пропорциями, характерными для византийских храмовых построек XII – XV столетий. Завершают основной объём триады кокошников по периметру храма, массивный световой барабан, увенчанный луковицеобразным куполом в традициях православной архитектуры XVI – XVII столетий.По примеру многих православных храмов XVI – XVII веков, к основному объёму примыкают два более низких прямоугольных одинаковых  с обеих сторон объёма (приложение 27).

Завершенная композиция храма является переосмыслением и переработкой древних форм архитектуры. Выразительность и динамизм постройке придаёт четкая геометричность, разновеликие пропорции объёмов, крестообразная планировка здания и математический расчет построения плана и фасадов, основанный на принципе геометрии «золотого сечения»(приложение 28).

Особенную выразительность и монументальность, характерные для классицизма и ампира первой половины ХІХ века, Свято-Николаевскому храму придавал высокий кирпичный, оштукатуренный и выкрашенный забор, покоящийся на высоком каменном фундаменте и раскрепованный массивными контрфорсами (приложение 29). Эта оформленная каменная ограда являлась не только элементом ограждения территории и элементом канонического правила ограждений территорий церковных погостов, но в большей степени элементом, поддерживающим архитектурную доминанту и подчеркивающим возвышенность храма.

В большинстве случаев, если отбросить догматическое предназначение ограждения погостов, ограды строят без учёта архитектурно-планировочной композиции комплекса. Примеров подобного оформления церковной территории с изначальным построением объёмно пространственной композиции ансамбля встретить очень трудно. Чаще всего церковные ограды повторяют границы территорий, а не формируют территории в ансамбли с храмами. А если  и есть территории погостов с композиционно-планировочной структурой размещения храма, ограждений, зелёных насаждений, то они, как правило, не имеют архитектурного замысла ограды и её элементов в ансамбле с храмом.

В нашем конкретном случае можно обратить внимание на построение планировки погоста и размещение на нём здания церкви. Церковь в плане, как уже говорилось выше, представляет собой равносторонний византийский крест с закругленной вершиной-абсидой, вписанный в квадрат. Ограждение погоста также вписано в квадрат и со стороны абсиды закругляется. Расстояние от фасадов до ограды сравнительно равное,оно равно половине ширины центрального зала или радиусу, то есть подчинено общей с храмом геометрии. Фасады ограды и отдельные её элементы, так же как и храм, подчинены принципу «золотого сечения». Если взглянуть на поперечный или продольный разрезы храма, погоста и ограды, то можно чётко увидеть треугольную плоскостную композицию ансамбля, в трёхмерной проекции храм с оградой вписываются в правильную пирамиду с крестом в вершине(приложение30).Подобное геометрическое построение композиции храма и ограды создаёт ансамбль и являетсяуникальным примером архитектурного решения.

В таком архитектурном построении церковного ансамбля заложен глубочайший смысл и философия православного вероучения «от дольнего к горнему, от низшего к высшему». Треугольник – символ Бога Творца, пирамида – символ шатра или скинии, первого храма. В основании пирамиды – мир дольний и смертный, примером служат захоронения на погосте, в вершине – мир горний, небесный и спасительный, поэтому в вершине пирамиды – крест как символ спасения и вечной жизни. В центре пирамиды – храм, символ пути к спасению, корабль спасения, ковчег Нового Завета. Кроме того, ограждение погоста олицетворяет ограду райского сада, когда сам погост символизирует рай, именно поэтому церковные погосты всегда полны цветущей зелени. Скромным примером подобного ансамбля храма и ограждения может служить бывший Кальвинский сбор 1588 года, ныне костёл святых Петра и Павла в Новом Свержене, а так же костёл 1852 – 1857 гг. в деревне Сарья Верхнедвинского района Витебской области, Свято-Михайловская церковь-крепость 1307 года в деревне Сынковичи Зельвенского района Гродненской области (приложение32).

Попытка создания ансамбля храма и ограждения была проведена в 1867 годы в деревне ПочаповоБарановичского района Брестской области при строительстве Свято-Покровской церкви из бутового камня в ретроспективно-русском стиле. Выразительность Почаповскому храмовому  ансамблю придает динамичная продолговатая композиция четырёхчастного храма с шатровой звонницей и кубоподобным основным объёмом, увенчанным живописным пятиглавием и прямоугольная ограда  из бутового камня, раскрепованная по углам выразительными круглыми башенками с шатровыми крышами. По продольной оси ансамбля в ограду с западной стороны встроена массивная входная брама со звонницей, оштукатуренная и выбеленная.

Однако, в отличие от церковного ансамбля в Станьково, Почаповский не имеет такой глубокой философской нагрузки (приложение 33).

Крест в Свято-Николаевском храме покоится на гранёном луковицеобразном куполе бирюзового цвета. Символ купола – есть небо, вселенная. Поднятие сферической формы купола к небу по вертикальной оси – есть символ вознесения, восхождения и одновременно символизирует исходящую из креста на всю вселенную Благодать, окутывающую небо и покрывая всё что под ним(приложения34, 35).

Бирюзовый цвет в покрытии куполов встречается довольно редко. Сама по себе бирюза состоит из нескольких цветов спектра – голубого или синего и зелёного. В Церковной семантике синий цвет символизирует небо, голубой – Небо, Вечность и Гармонию. Если на голубых куполах изображаются золотые звёзды, то храмы, имеющие такие купола, посвящены Пресвятой Царице Небесной, Владычице Богородицы и Приснодеве Марии. Зелёный цвет в семантики Церкви символизирует юность и цветение, вечную весну. Зелёные купола храмов говорят о том, что храмы освящены в честь Святой троицы и Духа Святого. Также в зелёный цвет окрашивают купола, посвященные преподобным отцам, святителям, священномученикам.

Симбиоз голубого и зелёного в бирюзе знаменует вечное цветение райского сада, торжество вечной жизни, бесконечную гармонию Вселенной.

Таким образом, проведя архитектурно-планировочный и композиционный анализ храма Святителя Николая можно с полной уверенностью заявлять, что и храм и ансамбль храма с оградой являются уникальными архитектурными сооружениями ХІХ века на территории Беларуси.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Православная Церковь обладает бесценным сокровищем не только в области богослужения и святоотеческих творений, но и в области церковного искусства. Как известно, среди прочих церковных искусств особо значимое место занимает храмовая архитектура. И это естественно, потому что храм в жизни Церкви — нечто гораздо большее, чем просто строение, каким бы ни было оно замечательным, или место церковных собраний; храм — это полное и органическое воплощение самой сути Церкви. В храме Церковь видит выражение Православия в его целом, Православия как такового. Церковное искусство и жизнь Церкви взаимосвязаны и взаимообусловлены — поэтому, ни понять, ни объяснить церковного искусства вне Церкви и ее жизни невозможно.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нём предпринята попытка анализа архитектурных традиций православного зодчества, которые были использованы при строительстве Свято-Николаевской церкви в деревне Станьково Дзержинского района на основе анализа памятников архитектурыи христианских символов. Выявлена и обоснована  связь между традициями православного зодчества и культовой архитектурой середины XIX века. Осуществлена оценка влияния архитектурных традиций  на использование конкретных приемов  в церковном зодчестве, их трансформацию и философское значение.

Теоретическая значимость исследования направлена на расширение наших знаний в области истории, искусства, архитектуры, культурологи, религиоведения и краеведения.

Впервые в учебной практике предпринята попытка глубокого анализа совмещения теологических, культурологических и архитектурных знаков и символов, что позволило доказать наличие многовековой глубинной связи между жизнью человека и христианством, способствующей воспитанию духовной и исторической культуры подрастающего поколения на основе христианских традиций и ценностей.

Результаты исследования могут быть использованы в области религиоведения, истории архитектуры  и культурологи с целью формирования единого мнения о смысловом значении семантики в архитектуре. Данный факт актуален на современном этапе, т.к. в настоящее время ведется активная работа по восстановлению Станьковского дворцово-паркового ансамбля, а семантические и философские символы культовой архитектуры находят свое место не только вСтаньковском храме, но и на основных архитектурных сооружениях, предметах быта, и даже фамильных драгоценностях.

Идеи и выводы работы могут быть предложены для рассмотрения участниками духовных центров, исторических клубов образовательных учреждений, библиотек, музеев.  Практическая значимость работы связана с возможностью ее использования в преподавании учебных курсов по истории, культуре  и теологии.

 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Анашкевич, М.А. Храмы России /М.А.Анашкевич //М.:АСТ, Астрель, 2007.- С.20, 78, 344.
  2. Богуславский,  Г.А. Память России /Г.А.Богуславский//М.: Советская Россия, 1969.
  3. Будур, Н.В. Православные иконы /Н.В. Будур // М.: Олма – пресс, 2006.- С.36-37.
  4. Девятов, С.В., Журавлева, Е.В. Московский Кремль из глубины веков/С.В. Девятов, Е.В.Журавлева//М.: РОССА, 2007.
  5. Ионина, Н.А. Православные иконы/ Н.А.Ионина//М.:Олма- пресс, 2006.- С.36-37.
  6. Казакевич, А.Н. Символы русской православной церкви/ А.Н.Казакевич//М.:Олма-Медиагрупп, 2008.- С.322-330.
  7. Кулагін, А.М.  Эклектыка. АрхітэктураБеларусі другой паловы ХІХ – пачатка ХХ стагодзя/А.М. Кулагін//  Мн.:Ураджай,2000. — С.33.
  8. Лаврецкий, Г.А. Православное зодчество Беларуси/ Г.А.Лаврецкий// Мн., 1995.- С.5-12.
  9. Маслиев, О.И. Символика православного креста/ О.И.Маслиев// Мн.: Белорусский экзархат, 2010
  10. Минаков, С.А. Храмы России/ С.А.Минаков// М.:Эксмо, 2008.- С.191-226
  11. Орда, Н. Шляхта Бацькаўшчыны/ Н.Орда//Мн.:Мастацкая літаратура, 2009.-С.297-298

 

Выполнил: Кривицкий Артём Владимирович, ученик 11 «А» класса ГУО «Станьковская средняя общеобразовательная  школа имени Марата Казея»

Руководитель: Кривицкая Наталья Ивановна, учитель истории

 Научный руководитель: Маслиев Олег Игоревич, архитектор УП Белорусской Православной Церкви «Департамент внешних связей Белорусского Экзархата», научный руководитель Станьковского дворцово-паркового ансамбля

Традиции православного зодчества в архитектуре храма Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в деревне Станьково Дзержинского района

Традиции православного зодчества в архитектуре храма Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в деревне Станьково Дзержинского района-приложение1

Традиции православного зодчества в архитектуре храма Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в деревне Станьково Дзержинского района-приложение2

Добавить комментарий