«Тихая моя Родина…»: Поездка в Станьково

Я не хочу подсчитывать, сколько лет я не была в тех местах, где родилась, не хочу и объяснять, почему эта поездка не состоялась раньше. Главное – я своими глазами увидела все то, что запечатлело мое детское сознание и сохранили фотографии. Утром 17 августа мы с братом ступили на станьковскую землю. Проехали по мосту – он оказался большим, широким, словом, капитальным, совсем не похожим на тот деревянный небольшой мосток, что на фотографии. А вот озеро мне показалось не таким большим и необозримым, как в детстве. Да и дерева, распростертого над водой уже нет. Помню, как я стояла на нем.. И, хотя мама крепко держала меня, я, от страха вцепившись в нее, все равно боялась упасть в воду.

Но больше всего меня поразила церковь! Красивая, по-столичному монументальная. А ведь на моей фотографии от нее почти ничего не осталось… Честно говоря, я и не знала, что там виднеется на краю озера, даже сомневалась, Станьково ли это. Но станьковцы, увидев на сайте фотографию, сразу ответили: это церковь. Ко времени поездки я уже знала, что ее проектировал главный придворный архитектор Российской империи Константин Андреевич Тон, создатель храма Христа Спасителя в Москве. Кроме того, по его проекту построены два совершенно одинаковых железнодорожных вокзала – Московский в Санкт-Петербурге и Ленинградский в Москве. Сколько раз я отправлялась с этих вокзалов из Петербурга в Москву и обратно! И даже представить себе не могла, что они как-то связаны с местом моего рождения… Петербург – Москва – Станьково…

Побывали мы и на службе в храме, помянули всех своих усопших и убиенных станьковцев. На душе было и благостно, и в то же время тревожно. Ведь мы должны были найти могилы маминых сестер – Лиды и Веры. А вдруг уже нет этих могил? Или нам не удастся их найти? Но нашли… Под высокими соснами стояли два больших креста, а под ними небольшие холмики. Таблички уже выцвели, буквы местами стерлись, но все равно можно было прочесть написанное… Одинаковые надписи, только имена разные и год рождения… Я знала, что было там написано, мама часто вспоминала…

«Врублевская Лидия В.
Родилась 1923 г.
Погибла от пули врага 11.1.1943.
Память матери и сестры.
Не гордись прохожий,
Навести мой прах,
Я уже дома,
Ты еще в гостях»

«Врублевская Вера В.
Родилась 1926 г….»

Два креста соединились друг с другом, как будто сестры взялись за руки… навечно. Сейчас на могилах лежат шишки, а весной цвели ландыши. И тихо-тихо… Только где-то в вышине шумят сосны. Наверное, и про Лиду с Верой написаны эти строки:

В небесах закаты жгут костры,
И ветра свои роняют вздохи,
Словно тихо плачут две сестры –
Искорки безжалостной эпохи…

Мы прошли по деревне, пытаясь узнать, где был дом Врублевских, но никто нам не мог сказать: одни поселись тут недавно, другие были слишком молоды. Мы уже смирились с мыслью, что не найдем, что это совершенно бесполезная затея. Но тут нам помогли наши друзья: разыскали по телефону тех людей, которые жили в Станьково еще до войны и помнили, как погибли девочки Врублевские. Они и указали, где стоит дом.

Мы долго стояли около него. Разговорились с соседями, очень приветливыми и радушными людьми, угостившими нас яблоками. От них мы узнали, что в день нашего приезда в Станьково в первый раз на церкви звонили колокола, и звон был такой красивый, такой мелодичный… Не буду говорить о символах и знаках, но только в тот момент я почувствовала, что мы всё делаем правильно, что наша поездка сама по себе значит гораздо больше, чем мы можем себе представить и осознать…

Потом мы гуляли в парке, который сохранил в себе дух старинных дворянских усадеб. По масштабности и живописности станьковский парк вполне может поспорить с такими памятниками садово-паркового искусства, как Ясная Поляна Л.Н. Толстого и Спасское-Лутовиново И.С. Тургенева. Добрались мы и до знаменитой Скарбницы, увидели полуразрушенную браму – фактически все то, что изображено на моих старых фотографиях.

Я долго смотрела на озеро, которое больше всего остального запечатлелось в детском сознании. Закончился дождь, стих ветер, природа как бы застыла в своей неподвижности, только на середине озера маячила одинокая лодка. «Тихая моя Родина…» – хотелось все время повторять строки Николая Рубцова. И, хотя вода в озере казалась мне необыкновенно чистой, сознание прокручивало и прокручивало именно эти строки:

Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил…
Тихая моя Родина,
Я ничего не забыл…

Обобщая свои впечатления от поездки в Станьково, скажу честно: не было ни вздохов, ни умилений, ни всеохватывающего восторга. Было так, как должно быть – мы вернулись на Родину после долгого и подчас непростого жизненного пути. Это было так естественно. И Родина приняла нас.

Автор благодарит Наталью и Дмитрия Трегуловых за помощь и поддержку в организации поездки и подготовке материала.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.