12 вагонов сокровищ и подарок Наполеона. Усадьба Чапских под Минском хранит намало удивительных тайн и легенд

Имение Станьково, что в 40 км от Минска, первоначально принадлежало Радзивиллам. В конце XVIII века граф Франтишек Гуттен-Чапский женился на дочери Михаила Радзивилла и получил Станьково в качестве приданого жены. Но прошло ещё сто лет, прежде чем об этом имении в белорусской глубинке заговорило высшее общество в разных странах Европы. Случилось это после того, как в Станькове поселился после отставки бывший вице-губернатор Санкт-Петербурга Эмерик Гуттен-Чапский, известный коллекционер, нумизмат и библиофил.

Утраченные ценности

Эмерик Чапский построил в Станькове роскошную усадьбу. Усадебный дом был возведён в 1880 году в романтическом стиле с использованием элементов средневековой архитектуры.

Получился не просто дом, а шикарный дворец. Некоторые салоны были оформлены ценными породами дерева, на полах – узорчатый паркет. На первом этаже дома расположились библиотечный салон в сто квадратных метров (гордостью графа было собрание из 22 тысячи книг, среди них как рукописные, так и первопечатные), зелёный салон с огромной коллекцией мебели в стилях эпохи Ренессанса, барокко, рококо, классицизм и ампир.

В белом салоне выставлялась коллекция фарфора – сервизы на 120, на 180 персон, фаянс, гжель, серебро. Самым ценным экспонатом были 12 фарфоровых статуэток, подаренных отцу Эмерика, графу Каролю фон Гуттен-Чапскому, самим Наполеоном Бонапартом за сохранение воинской казны в 1812 году. Кстати, в честь отца Эмерик назвал Каролем своего младшего сына, будущего градоначальника Минска.

Парадный зал воинской доблести был оформлен рыцарскими доспехами, большой коллекцией оружия и полированным янтарём, за что местные жители называли его «янтарной комнатой». Из янтаря были сделаны обрамление окон, дверей, парапет на уровне больше метра. Потолок и стены были расписаны собственноручно Эльжбетой Чапской.

В ещё одном зале хранились предметы народного быта, шляхетской и крестьянской одежды. В коллекции Чапского было 15 слуцких поясов. А в гостиной висели портреты представителей 16 самых известных родов Европы, с которыми Чапские породнились за тысячу лет существования своего рода.

Особая гордость и достопримечательность усадьбы – дворцовый павильон «Скарбница», сохранившийся до наших дней. Внешне он напоминает миниатюрный средневековый замок. Во времена Эмерика Чапского здесь размещалась богатая нумизматическая коллекция: свыше 30 тысяч монет, 11 тысяч орденов и медалей и огромное количество картин – портреты магнатов Великого княжества Литовского, десятки портретов Тадеуша Костюшко, Богдана Хмельницкого и Адама Мицкевича. А изображений императора Петра I, рассказывают, в коллекции Чапского было около тысячи! Историки утверждают, что сокровища Станькова заняли бы не менее 12 железнодорожных вагонов. И что самое важное, это был настоящий действующий музей! Издавались каталоги, станьковская коллекция курсировала по всем знаменитым музеям Европы: Лондон, Париж, Потсдам, Дрезден, Москва, Берлин, Краков.

Где коллекция сейчас? Часть экспонатов сохранилась, но, увы, не в Беларуси. У Чапских была такая семейная традиция: когда в роду женился старший сын, глава дома разделял имение между детьми и покидал его навсегда.

Поэтому после женитьбы сына Кароля его отец оставил ему имение Станьково, а сам в 1894 году переехал в Краков, где купил двухэтажный дворец. И туда в шести вагонах он увёз часть своей коллекции. Сегодня во дворце Чапского в Кракове находится филиал Национального музея Польши.

Кароль, последний владелец Станькова, умер от чахотки в 1904 году и погребён в семейном склепе в Станькове. Ему было всего 44. Кароль был женат на Леонтине Пусловской, представительнице именитого дворянского рода. Двое сыновей и три дочки вместе с матерью покинули Белоруссию в 1920 году, жили в Польше, потом в Италии. Позже потомки Чапского разъехались по разным странам – в Венесуэлу, Испанию, Бельгию, Финляндию, Англию… Младшему сыну Чапского Ежи досталось имение Прилуки под Минском. У этой усадьбы счастливая судьба, дворец в неоготическом стиле отлично сохранился. С послевоенных лет там размещается НИИ защиты растений, туда также можно попасть на экскурсию.

…Судьба той части коллекции Чапских, что осталась в Станькове, увы, неизвестна. Сам дворец сильно пострадал во время войны, а окончательно был разобран в 1961 году, сохранились только подвалы. Уцелели также хозяйственные постройки – абмар, кузница, коровник, дом для слуг. В здании «Скарбницы» в 1930-е годы был устроен пионерлагерь, в 40-е мини-замок занимал штаб фашистской дивизии, а после войны и вплоть до 1970-х тут по очереди проживали три семьи учителей. Затем здание отдали под музей пионера-героя Марата Казея, уроженца Станькова. В 2004-м музей переехал, а «Скарбницу» начали реставрировать, но из-за нехватки денег работы приостановлены.

Храм по проекту императорского архитектора

И всё равно туристы едут в Станьково – послушать историю графского рода, посмотреть на уцелевшую «Скарбницу», погулять по роскошному парку, сходить в красивейший Свято-Никольский храм. Его история достойна отдельной статьи, но если пересказать её в нескольких строчках, то выйдет так.

Храм был построен на берегу живописного озера по заказу и на деньги графа Эмерика Чапского в 1858 году, а спроектировал его известный архитектор Константин Тон, автор московского храма Христа Спасителя. В стародавние времена попасть в церковь из графской усадьбы можно было по подземному ходу, пролегавшему под озером. Говорят, этот «подводный коридор» сохранился. В советское время храм использовали под склад для хранения зерна, а в военные годы здесь хранили оружие. В 1961 году храм решили взорвать вслед за дворцом Чапских. Трижды закладывали взрывчатку, но стены устояли, только рухнули своды и упала колокольня. Применять более сильный заряд опасались: слишком близко к церкви стояли жилые дома. Восстановили храм лишь десять лет назад на деньги прихожан.

За водой на озеро ходили медведи

Имение Чапских было широко известно не только благодаря уникальной коллекции графа Эмерика. Он с такой же страстью занимался хозяйством. А после отъезда графа Эмерика в Польшу его дело продолжил сын, Кароль Чапский.

В Станькове функционировали крупнейший в губернии кирпичный завод, завод по переработке спирта, винокуренный завод, самый крупный в Северо-Западном крае Российской империи племенной завод – в нём содержалось свыше 30 тысяч голов коров и лошадей. Чапский разводил чистокровные породы крупного рогатого скота, который завозил из Швеции, и в 1883 году на выставке в Минске получил за свои труды на этой ниве золотую медаль.

Один из крупнейших в Северо-Западном крае фруктовых питомников тоже был гордостью Чапского: ежегодно он продавал 4 тысячи саженцев фруктовых деревьев. В имении были оранжереи по выращиванию ананасов, абрикосов, персиков, всё шло на экспорт и поставлялось на императорский стол.

Здесь же находился зверинец для разведения ценных пород животных. В документах сохранились интересные сведения о привлечении к работам в усадьбе медведей, которых научили ходить с вёдрами за водой на озеро.

Ещё Эмерик Чапский одним из первых в Российской империи ввёл вольную для крестьян – за десять лет до отмены крепостного права. Он построил сельские школы и гимназию, самые одарённые учащиеся гимназии за графский счёт получали образование в лучших вузах Европы и потом возвращались в Станьково помогать хозяину вести дела. С 1851 по 1917 год в усадьбе были в ходу собственные деньги – квиты, ими можно было рассчитываться наравне с российским рублём.

От печали до радости

Особой гордостью Чапских был парк, разбитый по английскому образцу. В нём было высажено свыше 500 видов деревьев: все 72 вида клёнов, которые существуют в природе, огромная коллекция дубов, ясеня, лиственницы, туи, кедров, вязов, берёз. Парк раскинулся на берегу реки Рапуса. В её пойме были искусственно созданы два острова-насыпи. На одном из них, названном островом Радости, расположилась беседка-ротонда для отдыха хозяев и гостей. На другом острове – острове Печали – на высоком постаменте стояла скульптура Божией Матери.

При Чапских в беседке для гостей накрывался стол, играл оркестр, и в окружении лебедей они могли кататься на лодках по озеру. Гостить у графов любила не только местная знать, но и именитые гости из Польши, Германии, России, даже дочери императора Николая II приезжали!

Как и положено старинному парку, станьковский хранит красивую легенду. Ухаживал как-то за парком молодой садовник Андрей, хромой от рождения. Однажды он посмотрел на графиню и подумал: вот если бы она обратила на меня внимание, может, и другие девушки согласились бы со мной познакомиться. Он попросил графа дать ему разрешение вырастить перед дворцом три дерева, равных которым нет в мире. Граф отвёл садовнику срок в полтора года. Садовник поставил в трёх местах высокие заборы и принялся за ними колдовать.

Прошло время, и в один вечер, когда в усадьбе собрались высокие гости, в том числе Радзивиллы, граф потребовал у садовника предъявить результат. Садовник сорвал покрывало с первого деревца – перед гостями предстало не просто дерево, а скульптура в виде сгорбившегося, опирающегося на клюку садовника. Он назвал это дерево Верой.

Потом сорвал покров со второго дерева. Оно было похоже на молодую женщину, поднявшую вверх руки, с которых как будто свисали солнечные лучи. Он назвал это дерево Надеждой. А третье дерево назвал Любовью, оно представляло собой роскошный зелёный зонтик, крона была выморена таким образом, что казалось, будто дерево растёт корнями вверх. На каждой веточке были скульптурки людей, птиц и животных, сформированные из веточек дерева.

Графиня, увидев такую красоту, не сдержалась и поцеловала публично садовника в щёку. Графу это не понравилось, он сделал жене выговор и распорядился приковать садовника к камню и ослепить его. Но графиня украла ключ, помогла садовнику бежать, дав ему денег. Говорят, эта сентиментальная легенда имела продолжение: потомки садовника вернулись в Станьково из США, куда тот уехал, и даже сейчас здесь живёт его праправнучка…

В 1936 году в Станькове было снято несколько сцен фильма «Дубровский» с Борисом Ливановым в главной роли. Сегодня экскурсоводы водят туристов к тому самому дубу, в котором Дубровский прятал письма Маше, и к беседке-ротонде, где они встречались. Беседку восстановили в 2015 году, на открытие приезжал из Англии прямой потомок Кароля Чапского – его правнук Эдуардо Аранда Годлевски. Но всю усадьбу Станьково в её былом великолепии, увы, уже не восстановить…

Наталия СВЕТЛОВА, Минск, фото: Павел МАРТИНЧИК
СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО № 1–2 январь–февраль 2019

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.